В тот вечер я зажег все свечи,
Во тьме – на гибель мотылька.
Летели, обнажая плечи,
Необожженные пока.
Кружа, не ведая испуга,
И горький омут невдомек.
Ты ночи сладкая подруга,
Испей мой леденящий сок.

Глаза сверкают в ободах ресниц
                                    и отражают лоск столиц.
Ах, девочка, не так проста ведь жизнь,
Сгоришь ты, юная, сгоришь.

Тебе наверно лишь семнадцать,
А мне – в годах уж седина.
Тебя все тянет посмеяться,
А у меня печаль одна.
В плену изысканных желаний,
Ты льнешь к пожарам взрослых игр,
И тонешь в волнах ожиданий, —
Когда ж я искушу твой мир.

Глаза сверкают в ободах ресниц
                    и отражают лоск столиц.
Ах, девочка, не так проста ведь жизнь,
Сгоришь ты, милая, сгоришь.

Огни ночные ресторанов,
Туман табачный кабаков,
И бесконечность расстояний
Однажды пустят тебе кровь.
Но ты не ведаешь испуга,
Ты жаждешь терпкого вина.
Что ж, ночи сладкая подруга,
Ступай за мной, лети до дна.

Глаза сверкают в ободах ресниц
                               и отражают лоск столиц.
Ах девочка, не так проста ведь жизнь,
Сгоришь ты, дурочка, сгоришь.